Россия. Вводные к пяти частям книги

топ 100 блогов shandi118.09.2012 Я родился на Дальнем Западе нашей огромной страны в большом городе под названием Москва. Запад славится своими городами. Их здесь больше, чем в любой другой части России, а потому многие его обитатели с трудом воспринимают жизнь за пределами городов, и даже захудалая городская площадь им представляется более важной, чем сотни гектаров леса. Тундра и тайга в их сознании хоть и существуют, но не вполне реальны, словно сказки и былины. Поэтому, забыв географию, они считают Москву центром России, что, безусловно, роднит их с наивными учеными прошлого, ставившими Землю в центр мироздания, тогда как мы знаем, что она – крошечная планета на задворках галактики.
Впрочем, не все так плохо. Недостаток знаний о собственной стране у жителей Запада сочетается с более глубоким знакомством с Европой. Некоторые их университеты не уступают учебным заведениям Новосибирска и Томска, а избыток денег дает возможность развивать культуру и осуществлять многочисленные эксперименты самого разного свойства, из-за чего Запад напоминает гигантский полигон, позволяющий остальным регионам дышать свободнее вдалеке и от власти, и от ее особенно неугомонных противников. Cигнал из упрямой и зачастую дурной головы идет к хвосту слишком медленно, и дальние части, которые у иных существ ограничиваются не самыми почетными функциями, потихоньку привыкли жить собственным умом.


Центр России – древний, языческий, лукавый. Летом здесь жарко, зимой холодно, и знает человек, что не отгородиться, не сбежать ему от природы. Иначе сойдешь с ума, сопьешься, разрушишь и ее, и собственную жизнь. Но если впустить природу в себя, поверить в нее, она щедро вознаградит. Ведь нет в мире мест прекраснее и благодатней, чем сибирская тайга. Недаром стремятся сюда люди всех религий. Ты хочешь, как мечтали суфии, увидеть божественное? Вот оно, захлестывает со всех сторон крохотные островки человеческого быта, разговаривает горным эхом, прорастает травой сквозь заброшенный асфальт. Здесь каждый шаг по таежной тропинке – это шаг к себе, здесь жители отдаленных деревень не хотят, чтобы туда проводили дороги, а молодой успешный предприниматель совершает приношения духам и кормит мертвецов. Именно эти бесконечные живые просторы связывают воедино Россию.


Если для северян божественное растворено в природе, на Юге бог – это сосед. Седой аксакал с кривой клюкой, могущественный, щедрый и очень обидчивый. Кем бы ты ни был, с ним надо считаться. Ошибка может дорого обойтись, ведь на Кавказе, как нигде в России, соседствуют радость и боль, дружба и предательство. Теплая, залитая Солнцем земля в изобилии дарит все – и хорошее, и дурное. Ветви деревьев сгибаются под тяжестью плодов, языки и народы рассыпаны повсюду в таком изобилии, словно Вавилонская башня рухнула именно здесь, и ее кирпичики тут же растащили по сотням других, не менее хаотичных строек. Люди легко рождаются и так же легко умирают. За десять лет юг может измениться больше, чем север за столетие. Не потому ли эти места издавна так манят российских литераторов – от молодого Лермонтова, которого здесь прозвали Поручик Смерть, до утомленного старца Льва Толстого? Удивительные истории прорастают повсюду, как цветы. Надо лишь аккуратно собрать из них подходящий букет.


Восток России удивительным образом совмещает в себе все остальные ее части. Здесь и огромные славянские города Запада, и субтропические леса Юга. Как и в Центре, в нем много древних, наполовину ассимилированных народностей, богатая мифология которых не уступает легендам Севера.
Восток можно было бы назвать Россией в миниатюре, не будь он больше всей Западной Европы. Защищенные тысячами километров от имперских экспериментов Запада, местные жители привыкли полагаться на самих себя, находить общий язык с великими странами Азии, до которых рукой подать, а к посланникам из столицы относиться как к мифологическим чудищам, которых в бесчисленных байках побеждают местные Иваны. И не важно, царевичи те Иваны или дураки – в нашем восхитительно безумном мире разница невелика.


Север входит в сердце мгновенно и необратимо, как трехгранный хантыйский нож. Бесконечные холмы и озера тундры, ее скрученные деревца и нерешительно петляющие реки, оленьи стада и скупые на улыбку люди впечатываются в память сразу и навсегда – так, что даже становится больно.
Север – это Последний рубеж. Край земли и одновременно – российский Дикий Запад, где каждый мужчина носит нож, а обычаи сильнее законов. Последний очаг, где еще теплится древняя культура. Здесь тяжело жить, зато гораздо легче жить по-настоящему. Здесь нельзя не трудиться – замерзнешь. Отсюда хочется бежать и сюда хочется вернуться. Здесь язычество не носит маски других религий, а предстает в исконном своем обличии.
Могут ли избежать ассимиляции малые народы? Реально ли сохранить способность мыслить не как все, и при этом адаптироваться к условиям нового мира? Все ответы сокрыты здесь, в необъятных болотистых просторах, где земля, воды и небо сливаются в единое целое.

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
Позапрошлой ночью Денис возвращался домой. Смотрит - девка шальная на дорогу выбегает, руками машет. Остановил машину, открыл окно. Девка нарядная, но в каких-то пятнах, испачканная, и с синяком под глазом. -Нам в травмпункт надо!- кричит она. К ней еще две девки подошли. Тоже в пятнах, ...
Кто же такие миньоны? Обратимся к Википедии - Миньон (фр. mignon — крошка, милашка) — распространившееся в XVI веке во Франции обозначение фаворита, любимчика высокопоставленной особы (с). Ну, а для любителей мультфильмов, миньоны это забавные существа, которые то и дел ...
А потом извинился. Депутат Сейма Польши Артур Гурский. Я с самого начала ждал - ну ...
...
Решила, понимаешь, в кои-то веки зайти на косметисту. Зашла, а тут в верхнем же посте - БАМС! Ну да ладно, подумала я, ну бывает, подумала я. ...