рейтинг блогов

Не делай из меня последнюю надежду на нормальную жизнь. Я не дамся.

топ 100 блогов inesacipa04.07.2012
Не делай из меня последнюю надежду на нормальную жизнь. Я не дамся.

Продолжаю предыдущий пост новой темой.

Итак, что она такое, эта метанойя умного человека, наделенного вкусом? Почему она заставляет нас испытывать неловкость и отвращение вместо законного веселья, вместо радостного "ачеприкольнагы", когда мы натыкаемся на бездарные опусы и глупые шутки?

Вопрос-то я поставила, а ответа - нема. У меня так точно нема.

Я просто знаю, что некоторые книги читаю через силу, только для того, чтобы сказать: ну, блядь, и МТА пошли! - не по принципу "не читал, но осуждаю", а с полным на то основанием. Мне же всегда основание требуется, я не могу ругать младшее поколение просто потому, что оно младше. И вообще не люблю огульных обвинений, основанных на домыслах да на скверном самоощущении обвинителя. Хотя кругом преобладают именно такие обвинители - и они же нередко заявляют, что я читаю плохих авторов, чтобы взбрыкнуть своим талантом (не так чтоб очень большим, пфуй!) на их фоне. Впрочем, Энни-Чорному Критику, которая по натуре Белинский, предъявляются те же претензии, в том же тоне, который мы давно окрестили словом "каквыможыти".

Если судить по простоте, которая, как известно, хуже воровства, то действительно: зачем читать такую феерическую фигню, которую периодически читаем мы с Энн, да еще разбирать ее по косточкам, да еще усматривать в ней какие-то тенденции?.. Читайте хорошее! - гундосят многочисленные радетели и благодетели, которых, вообще-то, никто не спрашивал.

Попытки объяснить, что хорошее мы и так читаем, но временами тянет посмеяться над плохим, приводят, как правило, к оскорбительным теориям на наш счет. И все они зиждутся на идеях:
а) самоутверждения на костях слабых и беззащитных,
б) зависти к слабым и издатым,
в) желания пнуть слабого и невменяемого.
Словом, такие, как я и Дуглас, мимо слабых без шуток не ходим, а шуточки-то у нас же-сто-ки-е-е-е...

А между тем все неизмеримо проще: встречаясь лицом к лицу с тем, что тебя раздражает, легче обуздать и гнев, и панику. Да, книженции, созданные по схеме "Попаданец с горой артефактов и дивно изменившимся телом круто меняет реальность в магических едренях и никто не в силах ему противиться", вызывают у нас, людей со вкусом, оторопь. Мы не понимаем, КАК можно не видеть всего убожества, банальности и тошнотворности схемы - притом, что наращенное на этот скелет мясо повествования, как правило, не лучше, а наоборот, хуже скелета.

Кто они, эти слепцы Брейгеля, ведущие сами себя и литературу заодно с обрыва в реку?

Писатели, которые объясняют, что им дали схему в издательстве (маркетологом составленную, как же, как же, мы в курсе) - они написали, че. Писатели, которые признаются, что не умеют писать прямой речи. Писатели, которые не владеют грамотой и нуждаются в корректоре. Писатели, которые не любят редактировать собственный текст и предпочитают написать еще один, столь же косноязычный. И вот вся эта мудацкая орда обвиняет нас:
а) в черной зависти,
б) в полном непрофессионализме,
в) в сексуальной невостребованности,
г) в незнании жизни.

После чего им становится хорошо, а нам становится неловко. За них. Да и за читателей, коим предлагается ТАКОЕ в качестве инженера душ. Ведь писатель именно инженер душ, сколь бы пафосно это ни звучало: писатель настраивает читателя с недоделанной личностью на определенное видение мира. Видимо, на то самое видение мира, когда на все положить с прибором и лучше всего подождать, пока тебя заберут в другое измерение, где ты немедля станешь королем, магом и воином.

Хотя даже компьютерные игры в наши дни мудрее: заставляют игрока копить средства на осуществление поставленной цели, рассчитывать ресурсы и не дают замахиваться на тот максимум власти и влияния, который нуб мелкотравчатый удержать не в силах.

А мне, как писателю, противно, что компьютерные игры полезней книг для формирования индивида. Мне противно, что отечественные творческие круги превратилась в сборище побирушек, ноющих про гранты и про то, что "в Америке можно творить, а у нас нет". Общение с этой публикой для меня, словно купание в выгребной яме. И потому ни при каком запасе времени и сил я не стану себя расходовать на пустопорожние беседы с убогими комплиментами, жирным троллингом и предсказуемым оскорблением в финале (оскорбление, кстати, может воспоследовать и с моей стороны - ибо заебало это гомогенное МТА, заебало). Но и молчать не собираюсь.

Молчать, потому что тебе затыкают рот приказами: "Стыдись молча! противно - терпи! заткни хлебало!" есть забитость. А я забитой никогда не была и уже не стану.

Если мир выжил, потому что смеялся, то, может, у литературы и у меня тоже получится. Не сворачиваться улиткой, шипя от стыда: бо-о-ож-ж-же, опя-а-а-ать! Не сглатывать рвотный позыв: и это существо считается писателем, как и я. Не выгорать от злости, когда очередной любитель клеить ярлыки, начитавшись мудаков, пишущих в одном со мной жанре, лезет ко мне с радостным гыгыгом: писа-а-алка! Словом, вместо всей этой неловкости и омерзения я стараюсь вырабатывать сарказм. Много яда, много смеха, много понимания подоплеки процесса.

И если кто из обиженных мною МТА (а впрочем, не очень-то "М", совсем не "Т", да и "А" весьма относительное) усердно выдумывает финансовые, физиологические и социальные причины моей ядовитости, то утешьтесь уже - я про себя давно всё говорю как есть: мне стыдно. За вас. За вашу бездарность, серость и безликость. За ваше нытье и попрошайничество. За ваши блядки, заменяющие вам и работу, и учебу, и достижение целей. За ваше самозванство, когда вы объявляете себя полноценными ремесленниками, не будучи даже криворукими учениками-первогодками. За ваше незнание правописания и нищенски-бедный язык. За вашу веру в то, что читатель всего лишь быдло, которому нравится сляпанное вами и маркетологом копрочтиво. За ваши попытки самооправдания, в которые вы пытаетесь втянуть и меня, сепетя и подлизываясь, пока поджопника не получите.

Уберите от меня лапы. Я - не вы. А вы - никто. Вас нет, потому что не было никогда. Вас просто не существует там, куда вы пытаетесь влезть - в литературе.

Ну а копрочтиво - это ваша родная банка, в которой вы можете конкурировать и отъедать друг другу волосатые лапки хоть до морковкиных заговин. И мне похуй, кем вы там, в банке, себя считаете - творцами, ремесленниками, экспертами... Я знаю, что вы всего лишь насекомые - и к тому же довольно смешные. О чем и буду писать, когда мне заблагорассудится. Компрене?

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
Ингредиенты: Молоко – 2 стакана, желатин – 30 г, сахар – 100 г, темный шоколад – 150 г, ванильный сахар, вода. Способ приготовления: Сахар растворить в горячем молоке. Добавить размоченный в воде желатин и ванильный сахар. Хорошо ...
В одной беззаботной дискуссии встал глупый, но вечно актуальный вопрос: на чьей стороне я в конфликте Толстых – Софьи Андреевны или Льва Николаевича? После краткого раздумья отвечаю: в их конфликте – я на стороне Анны Григорьевны Достоевской. Фёдор Михайлович был не меньший перец-фру ...
Из книги Дэвида Кибби "Метаморфозы" Чарующий перевод enchanting_lady Сказочные картинки с сайта pinterest и google images, подборка halibi Примечания курсивом тоже мои. Примечаний в этот раз будет достаточно много - это мой "родной типаж", прочувствованный и ...
В последнее время в моём блоге можно увидеть упоминания: здесь я часто бывал, а здесь был впервые. В некоторые места до сих пор хочется попасть. И вот в свои 26 лет я впервые попал в Кремль! Да, так вышло. Причём я даже не помню чтобы нашему классу предлагали посещение Кремля! Может быть я ...
Я, в общем, и сама не слишком люблю отношение к книге (именно к носителю) как к фетишу. Нет, какие-то психологические моменты - понимаю; сама могу нормально воспринимать текст с читалки только потому, что форма-размер более-менее похожи на книжную страницу. Привычка. Долгие годы чтения "с ...