рейтинг блогов

Мерзость

топ 100 блогов trim_c29.09.2017 Мерзость


Но вернемся к истории. Сегодня я наконец нашел детальное исследование истории - конечно же его выполнила НГ, расследовал
Павел Каныгин
Представляю результат своим читателям, как всегда в заметно сокращенном виде.



Татьяна — 11-классница из обычной адлерской школы, из неполной семьи. Со студентом Киево-Могилянской академии Павлом Грибом она познакомилась в январе 2017 года. Девушка рассказывает, что впервые увидела его сообщения в комментариях на странице «ВКонтакте» своей подруги. Подростки стали обмениваться личными сообщениями и звонили друг другу в скайпе, причем Татьяна говорила и писала по-украински. В разговоре со мной она объяснила, что учила язык самостоятельно, читая историческую литературу, используя аудио- и видеозаписи.

— Я всегда считала себя украинкой, у меня там жила мать (по правде, отношения у нас с ней очень плохие, их почти теперь нет), — говорит Татьяна. — Я сначала по-детски относилась к своим корням, но с восьмого где-то класса меня стала интересовать историческая и военная тематика, особенно история Украины первой половины ХХ века. Как раз произошли события на Майдане, потом в Крыму, и я стала много читать про украинский национализм. В 2014 году у нас с матерью произошел конфликт из-за моих увлечений, она сказала, что отправит меня к врачам. Хотя, по правде, конфликты у нас с ней бывали и раньше, вообще очень часто, ей не нравилась моя позиция по любому поводу. Ей в принципе все равно, кто, например, у власти и что происходит в политике. Но когда я выражаю свои мысли, она тут же начинает конфликт. Особенно сильно началось это с 2014 года…

Татьяна рассказывает, что общение с Павлом быстро переросло в близкую дружбу. Интересы подростков совпадали во всем. Они обменивались ссылками на исторические книги, видеозаписи, публицистику. К тому моменту Татьяна, по ее словам, поддерживала «лишь вынужденный контакт с матерью», при этом «отец не жил с нами давно, я его не видела несколько лет».

По словам одноклассников, отношения девушка почти ни с кем не поддерживала — у нее была единственная подруга Элеонора В. При этом Таня часто давала списывать одноклассникам, за ней пытались ухаживать несколько ребят, но встречаться ни с кем она так и не стала. В классе многие знали, что Таня «любит Украину». Вспоминает ее одноклассница и лучшая подруга Элеонора: «Никто это не осуждал. Всем было как-то все равно. У нас в классе не было никаких предрассудков». С другой стороны, в мультикультурной сочинской школе Таня особо и не распространялась о своих новых интересах.

Вскоре после того, как Татьяна подружилась с Павлом, мать решила отвести ее к психологу и записала на серию сеансов. Во время одного из них адлерский специалист сорвался и назвал Татьяну «умственно отсталой», «ненормальной». «После каждого сеанса мне было очень плохо, вплоть до физической боли», — рассказывает мне девушка.

Тем временем подростки начали планировать совместную жизнь. Татьяна рассказала Павлу о невыносимых отношениях с близкими. В марте 2017 года молодой человек предложил ей переехать к нему на Украину. Но перед этим Таня должна закончить 11-й класс и сдать ЕГЭ.

Павел не сказал Татьяне, что негоден к армейской службе. О его инвалидности она узнала, когда юношу уже арестовали. В феврале 2017 года по рекомендации врачей Павел оставил учебу в академии — ему требовалась плановая операция, связанная с врожденным заболеванием. (Впрочем, операция так и не состоялась.)

Мерзость Мерзость

Мерзость

В личных сообщениях он продолжал отправлять Тане ссылки на тексты о становлении украинской нации, о событиях середины ХХ века, о внутренней политике СССР и Германии того периода. Подростки были всерьез увлечены фигурами Степана Бандеры и Романа Шухевича. В разговоре со мной Татьяна заметила, что есть разные оценки их деятельности, «но борьба за независимую Украину была для них самым важным делом». При этом нынешняя украинская власть, по мнению подростков, не имеет с истинным украинским национализмом ничего общего. «Она [украинская власть] сейчас нас не устраивает, — говорит Татьяна. — Не нужно вести никаких переговоров с врагом, с ним надо воевать, пока он не исчезнет и граница Украины не восстановится в довоенном виде».

В июне Татьяна сдала ЕГЭ по основным предметам и начала готовиться к переезду. В июне пошла в ФМС оформлять заграничный паспорт для поездки. А уже через несколько дней в дом к ее семье пришли сотрудники спецслужб. Девушку с матерью забрали в 7 утра и повезли на допрос. Допрос проходил без адвоката, хотя и в присутствии классного руководителя. После беседы сотрудник потребовал от Татьяны подписать документ о неразглашении тайны следствия. Она не может говорить о сути дела, но дает понять, что секретные службы имели доступ к личной переписке молодых людей в скайпе и «ВКонтакте».

Дальнейшие события развивались уже под контролем краснодарского главка ФСБ.



Как можно предположить, краснодарские чекисты, изучив переписку молодых людей, решили выманить Павла Гриба на встречу с девушкой. Татьяну они заверили, что не собираются никого арестовывать, а хотят лишь «понять, что за .наж — этот Павел, реальный ли он человек, какие у него планы». (В скайпе он действительно переписывался под ником, а «ВКонтакте» выступал под псевдонимом Роман Шухевич.) Татьяна говорит, что ей предложили сделку — по крайней мере, она все поняла именно так. Ей нужно было приехать к Павлу на личную встречу, задать ему несколько вопросов о его планах на будущее, а в качестве ответной услуги ей обещали выдать загранпаспорт, с которым она сможет выехать из России.

Татьяна согласилась, но обо всем рассказала Павлу. «Мы обсуждали, как поступить. Я готова была делать так, как он скажет. В итоге он решил, что должна быть встреча, иначе мы никогда не встретимся. И мы думали, что раз они обещали [выдать загранпаспорт], то так и сделают».

Встречаться решили в Белоруссии, поскольку на Украину без загранпаспорта Татьяна въехать не могла, а Павел не решался ехать в Россию. Татьяна говорит, что перелет из Сочи в Минск оплатила ее мать, вынужденно включенная в эту ситуацию. Ради этого пришлось потратить семейные сбережения. Логистика встречи и дальше остается в руках матери. Татьяна просит ее о поездке на несколько дней, но почему-то мать покупает обратный билет на ту же дату. «Я не знаю, почему она так сделала: чтобы сэкономить деньги или чтобы не тратить на нас свое время», — говорит девушка. Очевидно, по каким-то причинам Наталья И. очень хочет уместить всю поездку в один день и по минимуму использует общественный транспорт. Скажем, из аэропорта Минска в Гомель и обратно, как говорит Таня, они едут на такси — это 600 км в обе стороны.

Днем 24 августа молодые люди в присутствии Натальи И. встретились на аллее у гомельского вокзала. Вопросы Павлу задавала мать — ее интересовали его дальнейшие планы.

Молодой человек ответил, что любит ее дочь и желает, чтобы она переехала на Украину насовсем. «Будем учиться», — сказал он. «Мне надо знать, чем ты занимаешься, чем увлекаешься. Кто ты вообще. Вот такую информацию», — перечислила женщина. Павел рассказал о себе подробно.

«Встреча была очень быстрой, — вспоминает Таня. — Мы поговорили о наших планах, все время были на ногах, после дороги хотелось есть, он мне принес сухую лапшу. Потом мы с матерью пошли в сторону остановки, а он — на вокзал, но тут он вернулся к нам, мы обнялись. Я отдала ему свой подарок, постеснялась отдать сразу. Постояли еще минуту, я попросила его написать сразу, как он доберется домой, потом подъехало наше такси, мы уехали, а он остался стоять на остановке».



Не дождавшись Павла, его отец Игорь Гриб, офицер погранслужбы Украины в запасе, отправился на поиски сына. В Гомеле Игорь встретился с местными пограничниками и милиционерами. В неформальной беседе ему рассказали о том, что с 17 августа Павел находится в розыске, один из собеседников показал Игорю данные на его сына из электронной базы. На экране Игорь увидел, что инициатором розыска выступает краснодарское Управление ФСБ России. Сами белорусские милиционеры и пограничники сказали, что не имели к задержанию Павла никакого отношения. Игорь Гриб считает, что пограничники лгут: раз Павел был в базе розыска России и Беларуси, то задержать его по протоколу были обязаны сразу на границе, но по каким-то причинам пограничники его не тронули, а запустили в ловушку.

30 августа, как говорит Игорь Гриб, «от старых, но сочувствующих российских знакомых» он узнал, что сын находится в краснодарском СИЗО-5. Семья Павла наняла для него адвоката Андрея Сабинина из правозащитного центра «Агора». Известно, что Сабинин лишь однажды смог посетить Павла в изоляторе. В своих первых комментариях для прессы адвокат подробно со слов Гриба рассказал, как происходило задержание юноши.

После встречи Павел отправился пешком на гомельский автовокзал, чтобы сесть на автобус в Киев. Молодой человек был без денег, но с обратным билетом. На подходе к автовокзалу не представившиеся люди в штатском погрузили Павла в микроавтобус и вывезли в лес, где передали другим лицам. Их юноша также не смог опознать — на его вопросы похитители не отвечали. На новом автомобиле Павла привезли в неизвестное здание и посадили в камеру без окон, в полной изоляции продержав там, по его ощущениям, около двух суток. Когда его вывели, Павел смог понять по информационным материалам внутри здания, что находится в отделении полиции деревни Рябцево Смоленской области. Далее юноше сообщили, что его задержание будут оформлять по законам России. После оформления Павла увезли в Краснодар.

Поговорить с адвокатом Сабининым в последние дни не удается. Родственники Гриба объясняют, что он также подписал документ о неразглашении тайны следствия. Кроме прочего, Сабинин скрыл в своем фейсбуке все посты с упоминанием Гриба.

Одновременно источник «Новой» в силовом блоке Краснодарского края сообщил, что некоторые материалы из дела Гриба уже скоро могут быть оглашены. «Это касается преступных намерений, в которых его подозревают. То, что вы узнаете о [Павле Грибе], вам, либералам, вряд ли понравится», — сказал источник.

Журналист «Громадского» Евгений Савватеев вспоминает, что поначалу общался с ней посредством текстовых сообщений, но чтобы убедиться в реальности собеседника, попросил девушку выйти на видеосвязь через Skype. «Она согласилась, хоть и боялась показать лицо, прикрывала его рукой. Тем не менее мы увидели девушку, и она реально говорит на неплохом украинском».

После интервью Савватееву следователи УФСБ, как говорит мне Татьяна, запретили ей общаться с прессой. И все же девушка дала еще несколько комментариев: «Они сказали не общаться ни с кем, сказали, что [мой] статус свидетеля легко можно изменить. Но мне бы хотелось, чтобы правда была известна людям, которые могут нам [с Павлом] как-то помочь. На адвоката нужны деньги, у меня их нет, и страшно от того, что может случиться… Павел сидит, паспорт мне так и не выдали. Матери все равно, она не хочет в этом участвовать, и чтобы ее доставали вообще. Просто пока мне нет 18, она не может от меня избавиться».

Ольга Гриб передала девушке список лекарств для брата. «Все у меня. Но принять лекарства [в СИЗО] не хотят. Я не знаю, что делать и как ему помочь, — говорит Татьяна. — Я не согласна с обвинениями [в том, что сдала Павла]. Мы любим друг друга и хотели быть вместе. Паша не делал ничего преступного: кидал ссылки, шутил, мы просто общались… Морально чувствую себя ужасно, не справляюсь».

В понедельник, 18 сентября, к Грибу впервые были допущены украинские консулы. Свидание длилось меньше получаса. Дипломаты рассказали «Новой», что им было запрещено общаться с Павлом на украинском, расспрашивать об уголовном деле и передавать нужные лекарства. На лице молодого человека консулы увидели язвы. (Позже Игорь Гриб назвал это следствием врожденного заболевания печени, медицинские документы есть в редакции.) Также следователи отказались допустить к Павлу украинскую врачебную комиссию. Вместо этого юношу вывезли в местную больницу, но на днях вернули обратно в камеру.


От автора

Эту историю мы постарались изложить максимально отстранённо. В ней по-прежнему много неясного и нет ответа на главный вопрос: чем можно оправдать то коварство, с которым ФСБ провела эту спецоперацию?

Подростки, поглощенные войной, теперь будут отвечать за подлецов, которые ее развязали.
Что дальше?

Парня отправят под суд, а девушку - заставят предать первую любовь? Запишут в пособники? Обяжут пройти курс профилактической психиатрии?
Силовую экспансию Родина дополняет экспансией страха: можем давить танками за дело, а можем - и за мысли. Экстерриториально.

Мерзко.


Опять таки, что тут комментировать.
ФСБ достигла нового уровня в государственно организованном терроризме- и похищает уже не взрослых а детей.
А потом мы увидим омерзительную комедию суда - сколько раз видали уже.
И 23 года за...намерение взорвать памятник Ленину, доказанное показаниями очень старого и тяжело больного другого такого же "террориста" - теперь нормальная российская практика.

А тут дети... и для похищения подростка используется подростковая любовь... вдохновляет изобретательность этих людей.

Мои любимые комментаторы написав мерзость, выкопанную невесть откуда, непременно добавляют с конце "Слава Украине!"

Хотелось бы прочесть их комментарии к вот таким действиям - ГОСУДАРСТВА РОССИЯ.
Не отдельных идиотов, порой Россией же и оплаченных - а именно ГОСУДАРСТВА РОССИЯ.

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
Прочел позавчера на сайте «Коммерсанта» заметку «Церковь заступилась за госпиталь» . Ну, так заголовок называется. Внутри написано, что строительная компания «Мортон» снесла старое здание госпиталя в Лефортово, где вроде бы когда-то была «домовая церковь». Нашел там инициатора протеста: э ...
В марте в подъезде появилась новая консьержка, взамен прежней, бабы Кати, уехавшей жить к внучке. Та давно звала, дом большой, места хватает, но баба Катя всё сомневалась. А тут разболелась за зиму, работать стало тяжело, вот и решилась. Новую консьержку звали Ариной Аркадьевной. Лидина м ...
...
Так, ну мы вроде разобрались, что такое «простуды», да? А тут еще мериканьские коллеги подкинули свежий взгляд на проблему антибиотиков при острых респираторных инфекциях в виде клинического руководства. То есть это не я придумал - не жрать антибиотики почем зря - и теперь вредничаю, эт ...
С приходом осени я всегда радостно достаю из шкафа свою коллекцию кейпов и ношу их до наступления холодов - сначала просто так, а потом с длинными перчатками и свитерами. Не знаю, чем можно объяснить такую мою любовь к этому предмету гардероба, но их у меня уже больше, чем пальто :) А вещ ...