ИННА ХОДОРКОВСКАЯ

топ 100 блогов tania_al27.12.2010 Кусочки интервью, которое появилось два дня назад:

— Опытные зеки говорят, что три года тюрьмы полностью меняют психику
обычного человека. То есть они говорят жестче: после трех лет ты уже не
человек, тюрьма полностью меняет реакции, психологию, мышление на уровне
матрицы. Как вы считаете, произошло ли подобное с вашим мужем?


— Совершенно не произошло. Шок от тюрьмы он преодолел за три месяца. Муж
вообще очень стабильный человек. Знаете, я смотрю на него сейчас и
искренне наслаждаюсь тем, как он себя ведет, как говорит, как держится в
любой, даже самой трудной ситуации. И я мысленно говорю себе и вообще
всем: «Эй, выше нос! Равнение на середину!» А тогда, представьте, 2004
год. Он, бедняга, сидит. Меня по всей катушке катает, мне дико страшно,
меня заклинило. Я хожу к нему на свидания, он сидит в тюрьме, не я, а
он! И через 15-20 минут общения c ним я успокаиваюсь, у меня все
проходит. Это та же самая психосоматика, но в другую сторону. Как только
я видела его, все симптомы уходили.

<….>
— Вы имеете в виду, что ваш муж подверг себя такому испытанию
сознательно?


— Скорее интуитивно, но да. Хотел сам себя на вшивость проверить.

— Проверил?

— Это не одним днем доказывается. Он пошел дальше, перестал ломаться
вообще. Теперь он не отступит ни при каких условиях, я вам точно говорю.

— А вы зафиксировали момент, когда он перестал ломаться?

— Когда «отморозился», надеяться перестал. Мне зеки рассказывали. У них
такая фигня: когда сидишь, лучше выбрать пожизненное в своем сознании,
чем рассчитывать на освобождение. Тогда проще существовать. Представить
себе бесконечность этих дней, переварить, смириться. Это, конечно,
безумно огромная работа, но мой муж — сильный человек. Они все так
делают, чтобы жить. Он мне это объяснял. Он все решил для себя и не
рассчитывает сейчас ни на что. Он просто говорит: готовь вещи. Я шью для
него эти робы, одежду для зоны. Мы готовимся конкретно.

Приходит адвокат, говорит: да ладно вам, все еще может быть по-другому, все
хорошо может быть. А я говорю: уйдите-ка отсюда, мы тут сами пара
санитаров и делаем свое дело. Мы так решили. А эмоции... Мой муж меня
многому научил своим поведением. Держaться достойно — это намного лучше,
чем дать себя размазать по пространству. Варианты какие-то искать,
ходить, юлить, выгадывать. Зачем? Мы все продумали, все сделали, закрыли
тылы, мы готовы.

— Я слышала, ваш муж в тюрьме крестился.

— Я тоже слышала, но мне не хотелось бы сейчас обсуждать эту тему.

— Вы помните день ареста? Как все происходило?

— А надо это вспоминать? (После долгой паузы.) Он для меня не только
мужем был. Он для меня отцом был. Я отца никогда не знала. Кроме мамы у
меня была только старшая сестра. В 1988 году она трагически погибла. Он
для меня стал еще и сестрой — у нас разница в возрасте шесть лет, как и
с ней. Он пришел ко мне, когда она погибла. И у меня в сознании полная
замена произошла. Стеклянный колпак, про который я говорю, — это не
благополучие и не деньги. Когда Мишу арестовали, я сразу лишилась всего
— и отца, и брата, и мужа... Он был всем для меня в одном лице.

<….>
— Да, Миша настаивал на нашем переезде в Швейцарию. Но я была против.
Для меня важно находиться здесь. И детей растить здесь.

— Зачем?

— Знаете, мы с мужем такие люди. Мы заточены под то, чтобы разбирать
хаос. Внутри и вовне. Он на своем уровне, а я на своем.
[Это я выделила - Т.А.]
Мне кажется, что здесь для таких, как мы, самое подходящее место. Недавно я смотрела на
мавзолей Ленина. У меня такое ощущение, что пока его не уберут, у нас
так и будет гадость кругом. Мы не вылезаем из сложившейся ситуации,
потому что в центре города Москвы, мегаполиса, стоит гроб. Гроб надо
убрать. На собственном опыте я пришла к выводу: чтобы измениться, можно
начать с любой точки. Главное — начать это делать. Надо принять,
пережить и забыть прошлое, которое давит. Если мы это не прорабатываем,
мы не идем дальше. Я убедилась в этом, что называется, на собственной шкуре.

Про Путина – в один голос с мужем:

— Думаю, его внутренние обстоятельства страшнее того, что благодаря ему
происходит с нашей семьей во внешнем мире. Я желаю ему стойкости.
Хотя бы миллионной доли той стойкости и благородства, которые демонстрирует мой муж.
И я желаю ему любви. Надо, чтобы хоть кто-нибудь его по-настоящему любил.


Остальное тут.
ИННА ХОДОРКОВСКАЯ

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
Полистиролбетон – это один из наиболее современных строительных материалов, входящих в одну группу с легкими бетонами (газобетон и пенобетон), но отличающихся от них более высокими характеристиками эксплуатации. Для него характерна однородная ячеистая структура и наименьшая среди ...
В очередной раз убеждаюсь, что антисоветчики — это люди, патологически не способные к непротиворечивому логическому мышлению. Открываем книгу основателя проекта Бѣлое му дѣло Арсена Гаспаряна «Операция “Трест”. Советская разведка против русской эмиграции. 1921–1937 гг.» (М.: Вече, ...
Опять практика. История дикая абсолютно, но очень характерная и типичная для ...
Покормите птиц зимой! Пусть со всех концов К вам слетятся, как домой, Стайки на крыльцо. Небогаты их корма. Горсть зерна нужна, Горсть одна — и не страшна Будет им зима. Сколько гибнет их — не счесть, Видеть тяжело. А ведь в нашем ...
Смотреть это видео  Борьба продолжается И просто так банда при власти не ...
Депутаты предлагают ввести уголовную ответственность за критику войн антигитлеровской коалиции. Новая уголовная статья будет носить название «Реабилитация нацизма». Она будет направлена против тех, кто посягает на историческую память о событиях Второй мировой войны. Согласно ...