Глава из книги и маленький бонус

топ 100 блогов frese10.08.2018 О ПОЭТАХ И ПОЭЗИИ (НЕМНОГО САМОЛЮБОВАНИЯ)

Ну как, говоря о гуманитарах, не сказать о их литературных пристрастиях, о их творчестве?
Многие в юности пишут стихи, а гуманитары еще и прозу. Для обнаружения таковых и их похвального творческого самовыражения мой одногруппник Толик создал рукописный журнал «Рубикон».
Толик приехал в универ из алтайского села и внутренне ощущал себя будущим Шукшиным.



Кто-то писал в этот альманах всерьез, кто в шутку, некие пародии на слезливые, ноющие от безответной любви стишата. Таковых было много, если не большинство.

Но были и настоящие поэты, что писали много и плодотворно. Таким был историк Толик Шашков.
Красивый, высокий, с серьезным, задумчивым видом, в очках, он сразу запал в мое сердце. Я ненадолго в него влюбилась на первом курсе. А когда спросила кого-то из студентов о нем, услышала – это Толик-поэт.

У меня сохранилось несколько его стихов, написанных от руки и подаренных мне в разное время. Но я приведу здесь одно, посвященное лично мне.

Конечно, оно немного шутливое и весьма комплиментарное. Что приятно и извинительно, ибо написано оно было на подарочной книге, врученной мне в мой день рождения.

Татьяна! Милая Татьяна!
Ужели правда? Двадцать лет?
И мы поем тебе – осанна!
Целуя маленький твой след.

В подлунном мире этом бренном
Твой образ, сотканный из грёз,
Сияет вечно и нетленно
На алтаре из наших слёз.

Книгу эту подарили мне наши мальчики, наша мужская секция. А стихи написал Толик-поэт, оставил на память свой автограф.

Есть еще одно стихотворение, элегия, написанная другим Толиком, моим однокурсником.
Помнится, вечер, общежитие, оживленная беседа в одной из комнат. И вдруг внезапно присутствующие здесь поэты решают посоревноваться в написании стихов. Тема – воспеть прекрасную даму, что беспечно сидит за столом в затрапезном свитерке и вельветовых брюках и болтает чепуху ногами во все стороны.
Победил мой однокурсник. Это была целая поэма, непростая по форме и правдивая по содержанию. Итак…
ЭЛЕГИЯ

Эпиграф. Татьяна, милая Татьяна… (А.С.Пушкин)

Сиди, болтай о ерунде,
Снимай небрежно пенку славы,
И ради собственной забавы
Дырявь мне душу на гвозде.

Дырявь мне душу на гвозде,
Гвозде обманчивых признаний,
И тяжкий крест воспоминаний
Неси обманутой звезде.

Неси обманутой звезде
Ночную горечь слез тревожных,
Но в помутившейся воде
Просвет увидеть невозможно.

Просвет увидеть невозможно,
И все давно предрешено.
А в нашем мире все так сложно,
Хоть все разгадано давно.

Хоть все разгадано давно,
Тебя понять я не сумею,
Но иногда пытаться смею,
Хоть права мне и не дано.

Хоть права мне и не дано,
Смотрю тебе в глаза я прямо
И так вот опускаюсь пьяно
Бутылки выпитой на дно.

Бутылки выпитой на дно
Мы часто опускались вместе,
И горячили искры лести,
Как выдержанное вино.

Как выдержанное вино,
Была твоих улыбок смелость,
Все чаще видеть их хотелось
В беду иль радость – все равно!

В беду иль радость – все равно
Нам суждено расстаться будет.
Что нам дано, что не дано –
Господь когда-нибудь рассудит.
**************
Я кончить позже бы хотел,
Но вас торопит нетерпенье,
И я сумел так, как сумел
Закончить пылкое творенье.

Но перед тем, как вам послать
Свой плод капризного желанья,
Хочу слов несколько сказать
В свое (иль чьё там?) оправданье.

Поверьте мне, я не хотел
Задеть вас как-то иль обидеть.
Вы сами можете увидеть,
Что я писал так, как умел.

Простите старых рифм банальность,
Простите слог корявый мой –
Я не тяну на гениальность,
И метр не свой, и ритм не свой.

Когда вот так в стихах я грезил,
Шашков топтался за спиной,
И дух носился надо мной –
По всем приметам – это Бэзил.

И я, ничтожнейший пиит:
Тут за спиной – один стоит,
Другой – под лампочкой парит,
А там вдали – зачет горит,
А я, несчастнейший пиит…
А я…
Ох, и горька ж судьба моя…

Но я на Васю не смотрю,
И на Шашкова наплюю,
И вот опять в стихах пою
Татьяну милую мою.

Нет, это все не ерунда…
Хотелось бы, чтоб сквозь года,
Хоть не всегда, хоть иногда
Светила мне твоя звезда…

Ты просто так это прими,
В который раз меня пойми…
И,
Перед тем, как выйти вон –
Мое последнее – pardon!

Надо заметить, что написано это было при мне и других свидетелях в самые кратчайшие сроки.
И кстати, упоминавшийся здесь Бэзил, он же Вася был историк и действительно безумный поэт. Чего он только не писал! Поэтому неудивительно, что он « под лампочкой парит» в Толиковой «Элегии».

А вот и бонус. Фото тех далеких лет. Я в компании двух поэтов Толиков возле нашего общежития. В центре мой одногруппник, создатель "Рубикона" и автор "Элегии".
Слева историк, Толик-поэт. Ну, и автор этих строк, а также некоторым образом вдохновитель поэтов на их нетленки.

Глава из книги и маленький бонус

Глава из книги и маленький бонус

Оставить комментарий



Архив записей в блогах:
...
Власти Санкт-Петербурга неожиданно проявили удивительную мудрость и деликатность. Они отказались закрашивать портрет Юрия Буданова, появившийся рядом с мостом Ахмата Кадырова. Изображение полковника Буданова появилось 9 июня рядом с мостом, который планировалось назвать именем первого ...
В общественном парижском туалете есть надписи на русском языке. Что делает советский русский человек в минуту кризиса? Правильно, идет в лабаз... Поехали мы в субботу в город Ангелов посмотреть плитку в нашу многострадальную ванную... Ничего дешевого и хорошего не нашли, плюнули, р ...
Это было 8 лет назад. Вышиванистый товарищ вещает следующее: "- Перспектива у нас нерадужная. Закарпатье- венграм и чехам, Галитчина будет Польше, восточная Украина будет под Россиею, западная Украина будет румынской... - Расколется Украина? - Да ее на карте не будет!" (Баян? было ...
Надо признать. Кремлю удалось сбежать в Крым. Мало кто из нас, почесывая пузо на пляже, не общался с приятелями в стиле: - А жаль, что Крым не наш. - Да, и не ...